Чечня, чеченский, чеченское, чеченская, чеченцы, чеченцев
Сегодня 22 июля 2019 года, понедельник Служебные ссылки |  |  |  |
 
Новости

29.08.2008
Политический комментарий Центра Стратегических Исследований ЧР за прошедшую неделю (22-29 августа 2008)

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА РОДИНУ

На прошлой неделе российские и зарубежные СМИ озаботились новой информацией, связанной с Чеченской Республикой. Стало известно, что бывший министр здравоохранения Ичкерии и брат Магомеда Ханбиева – Умар Хамбиев решил вернуться в Чечню из Италии, где в последние годы он работал врачом-консультантом.

Прокомментировать эту новость поспешили некоторые эксперты. Причем, в своем анализе они главный упор делали на том, что в связи с возвращением Умара Хамбиева никакой потери для движения сопротивления не произошло. И объясняют почему – дескать, нынешние боевики давно уже мотивированы не идеей национальной независимости, а идеологией всемирного халифата на базе единения мусульманской уммы. И как следствие любые подвижки в той среде, что представляют в Европе «светские» и западно ориентированные сепаратисты вроде Хамбиева или Закаева, не оказывают никакого влияния на состояние дел в вооруженном подполье на территории Чечни. Никакого – подразумевает ни политического, ни организационного, ни даже воспитательного. Одним словом, заключают эти аналитики, руководство Чечни, получив возвращение Умара Хамбиева, допустило политический промах и не извлечет из этого никакой практической выгоды.

МЕЖДУ ТЕМ, руководство Чеченской Республики и без подсказки со стороны очень хорошо понимает, с кем имеет дело и кто на самом деле задает тон среди нынешних «лесных братьев». Собственно, ни для кого не является секретом, что так называемое «движение сопротивления» давно уже раскололось на два лагеря, которые условно можно назвать «сепаратистами» и «исламистами». И отношения между ними далеко не братские. Тем не менее, «работать» нужно и с теми, и с другими. Причем, верное понимание целей, которые двигают нынешними боевиками, и их разграничение способствует повышению эффективности действий республиканских властей.

Поэтому утверждение вышеупомянутых аналитиков о том, что возвращение Умара Хамбиева не будет иметь политических последствий – не соответствует действительности. На самом деле это довольно чувствительный удар по позиции тех европейских кругов, которые до сих пор смотрят на события в Чечне, как на «национально-освободительное движение угнетенных народов Российской империи». Таким образом, возвращение Умара Хамбиева своей конечной точкой имеет изменение представлений о ситуации в Чеченской Республике в Европе. Иначе говоря, если в Чечню возвращается человек, до сих пор просивший на Западе политического убежища и одновременно искавший работу, а значит, опасавшийся за свою жизнь и не видевший для себя на родине трудовых перспектив, то для Европы это означает существование в Чечне определенной политической и социальной стабильности. Под Европой в данном случае имеются в виду как любые европейские институты – и национальные правительства, и надгосударственные образования – ПАСЕ, Совет Европы, и просто сообщество европейских граждан.

Но у этого события есть и еще одно измерение, имеющее огромное значение для нас, чеченцев. Как бы то ни было, но состоялось возвращение еще одного чеченца на свою родную землю. И тут уже не важно, кто именно вернулся – Хамбиев, Закаев или абстрактный Махмуд Махмудов. Наиважнейшее значение имеет гуманитарный (человеческий) аспект этого события. Домой вернулся чеченец – и это радует.

А то, что это событие попутно будет иметь и политическое значение – ну что ж, пускай. Для нас это не главное, но и не лишнее...

 

«ЛИШЕНИЕ МИРА»

В последние несколько недель в республике муссировалась информация о случаях возможного изгнания нескольких семей из мест их постоянного проживания – в соответствии с решением, которое могло быть принято на сходах граждан – жителей этих мест.

Таким образом, в случае реализации подобного механизма на наших глазах вторую жизнь может получить древняя традиция, имеющая глубокие корни в чеченском обществе. Подобному наказанию в старину подвергались как отдельные люди, так и целые семейства за некоторые виды преступлений, направленные против общества и его морали.

Особенность нынешней ситуации в том, что изгнанию могут подвергаться семьи, молодые люди из которых вступили в ряды сторонников религиозного экстремизма. Следовательно, это означает, что чеченское общество начинает воспринимать религиозный экстремизм как реальную угрозу для себя, чем и объясняется столь резкая реакция.

Такое поведение общества вряд ли можно назвать проявлением гражданского общества или гражданского самосознания в его классическом понимании. Мы привыкли понимать гражданское общество как общество, борющееся за свои социальные права, реже – за политические права, но при этом всегда – борющееся с государством. Теперь все оказывается наоборот и общество выступает против тех, кто борется с государством. Объяснение может быть только одно – общество не устраивает та альтернатива, которую предлагают ему «лесные братья». И, значит, у гражданского общества может быть еще одно определение – это общество неравнодушных.

МЕЖДУ ТЕМ, мы имеем дело с необычным для наших дней механизмом публичного осуждения. Причем, наверняка, это одна из самых крайних форм общественного публичного осуждения. Дальше – только телесное наказание. Ниже – неподавание руки, остракизм, бойкот, иные формы диффамации в рамках традиционного общества. Но встает вопрос - насколько общественное мнение может быть эффективно в наших условиях? Ответ - вполне возможно, что именно неэффективность общественного мнения и вызвала к жизни такую крайнюю форму публичного осуждения как изгнание.

Впрочем, открытым остается вопрос о том, насколько эффективным может оказаться и само изгнание? Это у скандинавов подобное наказание называлось «лишение мира», поскольку изгнанного подобным образом человека любой имел полное право совершенно безнаказанно убить. В случае чеченского общества мы фактически говорим лишь о переселении нескольких человек из одного населенного пункта в другой. Факт – неприятный, но не смертельный.

Кроме того, не приведет ли применение такого наказания к прямо противоположному результату? Не обернется ли оно углублением раскола в чеченском обществе и радикализацией общественных настроений?

Чтобы этого не произошло, изгнание не должно быть у нас единственной формой общественного осуждения, а его применению должны сопутствовать другие, в том числе, более мягкие формы общественного осуждения. И еще – чеченское общество должно правильно понимать мотивы и цели его применения.

ЯЗЫК И РЕФОРМА ОБРАЗОВАНИЯ

Всего несколько дней осталось до начала нового учебного года. Почти 500 школ Чеченской Республики примут в своих стенах более двухсот тысяч мальчиков и девочек. Чему и как их будут учить тысячи преподавателей?

В нашем школьном образовании столько проблем, что оно давно уже превратилось в благодатную почву для самого разного рода дискуссий. Вряд ли имеет смысл говорить обо всех них в одной передаче. Поэтому сосредоточимся на одной из проблем – переводе начального школьного образования на чеченский язык обучения.

Дебаты по этому вопросу не прекращаются уже несколько лет, причем идут они на самых разных уровнях (историки, творческая интеллигенция, педагоги, власть, общество). Однако единой позиции о рациональности и нужности подобной реформы как не было, так и нет.

МЕЖДУ ТЕМ, появилось две «страшилки», которыми пытаются запугивать друг друга сторонники и противники перевода начальной школы на чеченский язык обучения. Первые «стращают» своих противников недалекой перспективой полного отмирания чеченского языка, за которой последует полная ассимиляция и исчезновение чеченцев как самостоятельного этноса.

Что касается противников школьной реформы, то у них припасены свои аргументы – дескать, после четырех лет обучения на родном языке, дети не смогут хорошо освоить русский язык и, как следствие, – получат отставание от своих российских сверстников, а значит и неконкурентноспособность на рынке труда. В конечном итоге получается не менее ужасная «страшилка» – превращение чеченцев в нацию с хроническим отставанием в уровне образования.

Еще существуют сторонники более глубокого изучения ведущих мировых языков – английского, французского, арабского – мол, без них - нет будущего.

МЕЖДУ ТЕМ, в обеих упомянутых традициях явственно отражается характерная особенность чеченской ментальности – занять крайнюю точку зрения и яростно ее отстаивать по принципу «Либо все, либо ничего». Но можно ли с таких позиций подходить к столь деликатной проблеме, как школьное образование?

Разумеется, нет. Тем более, что (как уже говорилось) данная проблема имеет множество аспектов, не учитывать которые просто нельзя.

Наконец, нельзя забывать и о невысоком уровне преподавания на всех ступенях системы образования Чеченской Республики, начиная со средней школы и заканчивая высшими учебными заведениями. Об этом неоднократно говорили и президент республики Рамзан Кадыров, и министр образования Анзор Музаев. И в первую очередь это относится к нашей начальной школе. Уровень преподавания в ней сегодня таков, что может свести «на нет» саму проблему перехода на родной язык обучения. Проще говоря, может случиться так, что с нынешними учителями на каком бы языке не учили детей – они обречены остаться неучами.

Таким образом, любая попытка реформировать нашу систему образования (в том числе и перевод начальной школы на чеченский язык обучения) заведомо обречена на неудачу, если не будет обращено самое серьезное внимание на повышение уровня преподавания.

В сущности, порассуждав таким несложным способом на заданную тему, мы пришли к выводу, что получить однозначный ответ на нее практически невозможно. Не дает готового рецепта и наша передача. Впрочем, мы и не ставили перед собой такую задачу. Наша задача в данном случае – как мы ее понимаем, – инициировать общественную дискуссию с конкретным, как говорится, постатейным разбором темы, а не обмен заранее запасенными «страшилками». В конце концов, нынешние школьники – это будущее нашего общества. Каким оно будет через 10-15 лет, зависит, в том числе, и от того, какое воспитание и образование получат сегодняшние мальчики и девочки. Потому сегодня мы должны очень серьезно подойти к теме образования и языка, как к ключевой теме в школьном образовании.

Источник: Пресс-служба Президента и Правительства Чеченской Республики

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт Главы и Правительства Чеченской Республики обязательна.

Также сегодня:

Политический комментарий Центра Стратегических Исследований ЧР за прошедшую неделю (22-29 августа 2008)
Чеченские строители начали восстановление домов в Цхинвале
В Чеченской Республике будет создан чеченский симфонический оркестр
Рамзан Кадыров встретился с руководителем секретариата по выплатам компенсаций Султаном Исаковым
Президент Чеченской Республики оказал материальную помощь малоимущей семье для иногороднего лечения ребенка
«А ну-ка, девушки!»
В Грозном открылся филиал лесного техникума
В Грозном пройдет международный турнир по боксу памяти первого Президента ЧР, Героя России Ахмата Кадырова

версия для печати

ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Ваше имя
E-mail
Комментарии (до 1000 знаков)

символов осталось.
Код на картинке
 


ДРУГИЕ КОММЕНТАРИИ

Глава Чеченской Республики
Р.А. Кадыров
в социальных сетях


   
Актуально


16.07.2019
Р. Кадыров – лидер рейтинга политической устойчивости губернаторов

Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров - самый политически устойчивый губернатор России.

Подробнее

Видеоновости
"Грозный"
"Вайнах"
Интерактивная карта

Общая информация

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт Главы и Правительства Чеченской Республики обязательна.

© Информационный сервер Главы и Правительства ЧР
© design.standarta.net